Интервью В.С.Козловой

В.С.КозловаВита Святославовна Козлова была инициатором, создателем и Генеральным директором Национального Коневодческого союза. Она родилась в городе Днепропетровске. С детства занимается конным спортом. Мастер спорта по выездке. Выпускница Российской государственной академии физической культуры. Кандидат педагогических наук. Доктор социологических наук. Мастер делового администрирования (Институт бизнеса и делового администрирования Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ). Президент Большого Международного Конного Клуба «PRADAR». В своем интервью она рассказывает, почему пришла к выводу о необходимости создания сильной общественной организации конников в России, и всю историю Национального Коневодческого союза. Это история от первого лица, записанная на диктофон.

ПРЕЗИДЕНТ «PRADAR» ВИТА КОЗЛОВА — О КОНЕВОДСТВЕ, ЛЕЖАЩЕМ НА БОКУ, МОРАТОРИИ ДЛИНОЙ В ЧЕТВЕРТЬ ВЕКА, БОЛЬШОМ СКАНДАЛЕ НА КОММУНАЛЬНОЙ КУХНЕ И БАСНЯХ КРЫЛОВА

 Президент клуба «Pradar» Вита Козлова давно дала честное слово своей семье, что она никогда и ни под каким предлогом не будет работать в федерации конного спорта России. Но в то же время новому президенту федерации, который вскоре должен быть избран, Вита Святославовна, по ее собственным словам, всегда готова помочь. И словом, и делом.

 Помимо всего прочего, предстоящие выборы – прекрасный повод вспомнить, что было сделано для того, чтобы наш конный спорт вышел из тени, и затянувшийся на четверть века его коллапс наконец сменился прогрессом.

 Возможно ли это? Или это просто маниловщина, несбыточная мечта?

Для того, чтобы понять, на что можно надеяться в будущем, пожалуй, стоит обратиться к прошлому…

 Поскольку многое из того, с чем Вите Святославовне пришлось столкнуться в те времена, когда она возглавляла Национальный коневодческий союз, актуально и сегодня.

Те же тернии, те же звезды.

И те же причины, по которым наше призовое и спортивное коневодство лежало и продолжает «лежать на боку».

 «Хотелось разорвать многолетний мораторий: вдумайтесь, Россия никогда не была представлена командой на Олимпиаде!»

- Вита Святославовна, давайте вспомним, как возникла идея создания Национального Коневодческого союза.

- Идея возникла после срыва чемпионата Европы по выездке, который должен был проходить в Москве в 2005 году.  Россия с большимКозлова Вита Святославовна трудом получила право на его проведение, и мы так многого ждали… Надеялись на получение командной лицензии на Олимпийские игры и даже на бронзовые медали. Хотелось разорвать многолетний мораторий: в новейшей истории постсоветской России наша страна НИКОГДА (только вдумайтесь!) не была представлена командой по выездке на Олимпийских играх.

Тогда президентом федерации конного спорта был Геннадий Николаевич Селезнев. К сожалению, он не справился с задачей подготовки чемпионата, и международная федерация отозвала у России право на его проведения за две недели до начала соревнований.  Чемпионат прошел в Германии на домашнем комплексе господина Кассельмана, который за две недели успел сделать то, чего Селезнев не смог за целых полгода!

Мы остались у разбитого корыта, и поняли, что это только начало проблем, которые ждут российских спортсменов-конников.  Ставили вопрос о переизбрании Селезнева, но бороться с бывшим спикером Госдумы было очень сложно. Нас переиграли при помощи «политтехнологий», и нужно было искать какой-то другой выход из создавшейся ситуации.

Однажды, мне позвонила Елена Владимировна Петушкова и попросила приехать к ней вместе с нашим юристом – Геннадием Викторовичем Калининым. Мы сели в уютном ресторанчике Олимпийского комитета и Елена Владимировна сказала, что пора нам перестать зависеть от диагноза, финансового состояния, настроения и личных пристрастий каждого следующего президента федерации конного спорта. Тем более, что они становились все менее профессиональными. Она предложила создать мощную общественную организацию, которая объединила бы все классические дисциплины конного спорта, а также бега, скачки и спортивное коневодство. Название: Национальный Коневодческий Союз и символику: три подковы (подразумевалось, что это олимпийские дисциплины, бега и скачки) тоже предложила Елена Петушкова.

Петушкова Елена Владимировна

Елена Владимировна Петушкова

Мне понравилась эта идея, и мы стали думать, как ее реализовать. Много часов провели, обсуждая, как все это должно быть. Пригласили для консультаций Аллу Михайловну Ползунову, как представителя рысистого сообщества. Она согласилась, что это было бы интересно. С кем разговаривать о скачках, мы тогда не знали, потому что «Жокей-клуба» в России не было, и не было какого-то явного лидера в этом направлении.  В результате родилось письмо на имя Министра сельского хозяйства РФ Алексея Васильевича Гордеева, с просьбой поддержать идею создания Национального Коневодческого союза.  Он с большим вниманием отнесся к нашему обращению, но сказал, что  Минсельхоз не обладает юридической платформой для патронирования общественных организаций такого рода. Это был конец 2005 года. Мы тогда еще не знали, что готовился  Федеральный закон № 264 «О развитии сельского хозяйства». И Алексей Васильевич просто не стал опережать события. Упомянутый закон был принят 29 декабря 2006 года. Буквально через несколько дней после этого Гордеев приехал к нам в «PRADAR» и спросил, слышала ли я о принятии нового закона. И объяснил, что в нем присутствует небезынтересная для меня статья под номером 16, на основании которой можно реализовать нашу идею о создании отраслевого союза.

- Какова была последовательность Ваших действий при создании НКС?

- Существует такое достаточно распространенное поверье, что каждая бумага должна вылежаться. Визит Алексея Гордеева и наш разговор с ним дал мне понять, что подготовленные нами документы, кажется, дождались своего часа. Оставалось лишь привести их в соответствие с новым законом. И можно было начинать действовать.

В.С.Козлова с Министром с-х и Сергеем Эфросом

В.С.Козлова с Министром с-х Алексеем Гордеевым и Сергеем Эфросом

Как раз в это время Сергей Эфрос обратился в МСХ с просьбой поддержать идею создания «Жокей-клуба» в России. Алексей Васильевич обратил наше внимание на эту инициативу, порекомендовал нам встретиться с Эфросом и обсудить вопрос о сотрудничестве. Нужно было создать правильную юридически-управленческую конфигурацию. Гордеев считал, что Национальный Коневодческий союз должен быть главной организацией, а Скаковое и Беговое общества — войти в него в качестве структурных подразделений. В конечном счете все было организованно именно по этому принципу.

 «Если стране не нужна медаль, то кто ей ее даст?!»

 - А что означала лично для Вас столь грандиозная задача? Какие мотивы заставили Вас взвалить на себя такую тяжелую ношу? Ведь Вы тогда уже руководили клубом «PRADAR», и это требовало много времени и сил. 

- У меня было два мотива. Две причины побудили меня заняться проектом под названием «НКС». В начале моей деятельности в качестве спортивного менеджера в России, начиная с 2000 года, я попыталась создать команду клуба «PRADAR» и продвигать своих спортсменов в составе сборной страны на международной арене. Планы мои были очень амбициозными. Мне хотелось, чтобы наши спортсмены не только выигрывали медали и становились победителями отдельных турниров, но и входили в число лидеров мировой выездки. А лидеры в моем понимании — это первая десятка всадников мирового рейтинга! С этой целью мы отправили одну из наших лучших спортсменок на стажировку в Германию, и с 2003-его по конец 2006 год она тренировалась там, у одного из лучших в мире тренеров Яна Беммельманса.

Василий Панченко бывший директор ЦМИ

В определенный момент я поняла, что достижение успеха в любом виде спорта определяет пятиконечная звезда. Только при наличии всех пяти ее лучей – пяти составляющих, возможно достижение результата. Четыре составляющих у нас уже были. Великолепная лошадь, талантливый всадник, успешный тренер, достаточное финансирование тренировочного процесса. Но нам не хватало пятого лучика – заинтересованности со стороны государства! Не стоит опрометчиво предполагать, что это пустая формальность. Недавно Саша Корелова (мастер спорта международного класса по выездке, участница Олимпийских игр 2008) очень хорошо заметила: «Если стране не нужна медаль, то кто нам ее даст».

Со своей стороны, я тоже пришла к пониманию того, что, если я не буду принимать активное участие в работе федерации конного спорта, или какой-либо структуры, которая сможет изменить ситуацию в нужную сторону, мне будет трудно достичь основной цели. Параллельно нужно работать и на уровне министерства спорта, и на уровне других государственных структур, искать контакты и создавать нормальные рабочие отношения с должностными лицами, имеющими отношение к конному спорту.

Таким образом, я сделала вывод, что нужно создать мощную организацию с понятными целями и задачами, которая будет эффективно содействовать развитию коневодства и конного спорта в нашей стране. И сделать это нужно под патронажем правительства! Да, действительно, здесь присутствует специфика нашего российского менталитета — в любом деле возлагать надежды на первое лицо государства, пытаться привлечь его внимание. Но это действительно работает в любых сферах нашей жизни!

Вита, Гордеев, Зеленин

Достаточно красноречив свежий пример с выставкой великого русского художника Серова в ЦДХ на Крымском Валу. После того, как ее посетил Президент, наплыв народа на экспозицию превратился в стихийное бедствие, публика вынесла дверь! Вот такой PR…

Внимание первых лиц государства в нашей стране, действительно играет большую роль в развитии какого угодно направления. Для нас важно, чтобы Президент был лично заинтересован проекте, или назначил кого-то из своих приближенных для его поддержки. Правильно это или нет, даже не стоит обсуждать. Это факт. Непреложная истина, наша психологическая особенность, с которой мы не можем не считаться.

Некогда Сталин назначил Буденного ответственным за развитие коневодства и конного спорта в нашей стране, наделил его большими полномочиями, дал определенный карт-бланш, и результат был достигнут. Другой пример: когда сборная Советского Союза по выездке заняла предпоследнее место на Олимпийских играх 1952 года, в идеологическом отделе ЦК КПСС задумались. Кто-то обратил внимание на то, что во всех развитых странах конный спорт находится на достаточно высоком уровне. И была поставлена чисто политическая задача: войти в этот элитный закрытый клуб благодаря выигранным медалям в одной из дисциплин конного спорта.  Это был переломный момент в развитии отечественного конного спорта. Именно тогда в высших эшелонах власти осознали важность конноспортивных успехов наших спортсменов на международной арене. Усмотрели в этом имиджевые и политические преференции.

Нина Громова

В ЦК вызвали главного тренера сборной СССР по конному спорту Григория Терентьевича Анастасьева и спросили: «В какой из дисциплин конного спорта вы гарантируете медали?». Анастасьев ответил: «В выездке». И объяснил: «В конкуре это невозможно по ряду причин, в троеборье — может быть, но без гарантий, а вот в выездке — я гарантирую!». Мгновенно последовало высочайшее распоряжение: «Григорий Терентьевич, пожалуйста, действуйте! Любые лошади, любые всадники – мы вас обеспечим всем, чем вы только пожелаете». Но Анастасьев тут же оговорился, что ему потребуется помимо лошадей и всадников еще и поддержка государства. Государственная политика в отношении выездки. Нужно, чтобы государство действительно осознавало важность развития этого вида спорта и наглядно демонстрировало свою позицию. Представитель СССР должен войти в Международную федерацию конного спорта и в ее основной руководящий орган – бюро FEI. Чтобы он влиял на все ключевые процессы, одним из которых является редакция и принятие новых Правил проведения соревнований по конному спорту. Анастасьев настаивал на том, что это необходимость, в противном случае успеха не будет.

Первые успехи

Нина Громова на награждении

Руководство страны прислушалось к мнению главного тренера и обеспечило ему свою поддержку. И в комитете по выездке FEI появился «посол Советского Союза». Нина Георгиевна Громова. Знаменитая всадница, выигрывавшая послевоенные стипль-чезы с рекордами, которые до сих пор остаются непокоренными. Член олимпийской сборной страны по выездке на Олимпийских играх пятьдесят шестого года в Стокгольме. Умница, красавица, с великолепным английским и отличными дипломатическими способностями. К тому времени Нина Георгиевна как раз закончила свою спортивную карьеру и могла посвятить себя общественной деятельности на благо отечественного конного спорта. Ей удалось добиться доброжелательных отношений с председателем комитета по выездке господином Ниблеусом и взаимопонимания с коллегами – представителями других стран. Таким образом, она смогла реализовать решения, выгодные для советских спортсменов. Например, добилась снятия двойного коэффициента для оценки прибавленного шага перед победной для нашей команды Олимпиадой в Мюнхене. Нина Георгиевна знала, что у лошадей нашей сборной Тарифа и Ихора просто нет прибавленного шага, достойного удвоенных коэффициентов. И если не подкорректировать правила судейства, нам ни за что не выиграть у ФРГ. Я представляю себе, насколько тонкую политическую игру ей приходилось вести, чтобы добиться этого. Не побоюсь утверждать, что в мюнхенских медалях нашей сборной, в этой великой победе, которой мы будем гордиться еще не одно столетие, половина заслуги принадлежит Нине Георгиевне Громовой!

Нина Громова в Прадаре

Нина Георгиевна Громова в Конном Клубе «Прадар»

Да, вот что представляет собой на практике заинтересованность государства, о которой мною уже сказано так много, однако я вынуждена возвращаться к этой теме снова и снова. Ее сразу чувствует международное сообщество и реагирует соответствующим образом. Большой спорт — это большая политика! Политический армрестлинг еще никто не отменил. Оттенки и нюансы меняются, но суть остается. Без влияния государства медали невозможны.

Таким образом, еще в 2005 году, я пришла к выводу: что-то надо менять.  Проведение чемпионата Европы в Москве было моей идеей «фикс»! Я считала, что таким образом Россия сможет продемонстрировать свою заинтересованность в развитии выездки. А будучи принимающей стороной, мы, при хорошем раскладе, имели основания рассчитывать даже на бронзовые медали. После пережитого фиаско, я поняла, что без сильной профильной общественной организации будущее конного спорта в нашей стране остается под большим вопросом. Это первый момент.

Елена Петушкова с тренером Анастасьевым

А второй заключается в том, что наше спортивное коннозаводство значительно отстает от международного.  Во времена Советского Союза медали выигрывались на лошадях, чьи родители были вывезены из-за рубежа в качестве трофеев Второй Мировой войны.

Теперь нам нужны лошади мирового класса, рожденные в России! Очевидно же, что мы никогда не сможем купить за рубежом лошадь, способную побеждать на крупных международных соревнованиях или выиграть Олимпийские игры! Нам ее просто никто не продаст! Следовательно, необходимо озадачиться тем, как в среднесрочной перспективе поднять уровень спортивного коннозаводства в нашей стране, и получать продукцию конкурентного класса.

 «Наше призовое и спортивное коневодство «лежит на боку»

- Вита Святославовна, у Вас было какое-то конкретное представление о том, каким образом можно решить эту задачу?

В.С.Козлова- Чтобы понять, как же этого добиться, я стала изучать, как работает управленческая логистика в отрасли под названием «коневодство» у нас в стране. Выяснилось, что она изрядно «хромает». В России рысистое, скаковое и спортивное коннозаводство рудиментарно зависло под юрисдикцией Минсельхоза. А ведь по сути (да и в соответствии с трактовкой термина «племенное сельскохозяйственное животное» в законе «О племенном животноводстве») спортивные, скаковые и рысистые лошади не являются сельскохозяйственными животными, по той простой причине, что мы их не едим и не доим. Это наши спортивные партнеры! Продукты спортивного, рысистого и скакового коннозаводства – это результаты! А результаты не идут на стол потребителю! Однако управляется спортивное, рысистое и скаковое коннозаводство точно так же, как кумысное и мясное…

Очевидно, что не Минсельхоз, а федерация конного спорта России должна стать руководящим звеном в области спортивного коннозаводства и конного спорта с определенным кругом задач.  А направление под названием «сельскохозяйственное (продуктивное) коневодство» должно остаться за Сельскохозяйственной Академией, ВНИИК (институт коневодства) и другими учреждениями подобного рода. Минсельхоз, который утверждает сегодня рысистые и скаковые Правила, не соответствующие мировым стандартам, должен признать, что подобная управленческая модель не эффективна! Как следствие, наши бега и скачки не интегрированы в международную систему. Они просто не соответствуют международным квалификационным группам, поскольку не выполняются определенные технологические стандарты, оговоренные требованиями IFHA, а этих требований достаточно много. Страна может претендовать, например, на присвоение статуса «группа III» «Призу Президента РФ» только выполнив определенные условия! Наши же бега и скачки сейчас не существуют для международного сообщества, поскольку их проведение не соответствует ни принятым во всем  мире технологическим стандартам, ни организационно-правовым!

Мы не ратифицировали не одной статьи, регламентирующей порядок проведения скачек на национальных ипподромах! Ни технологический уровень наших ипподромов, ни содержание российских «Правил проведения бегов и скачек» не дает оснований надеяться, что проблемы, накопившиеся за десятилетия, решатся сами собой! Мы имеем то, что имеем — российское призовое, равно как и спортивное коневодство, «лежит на боку». Лошади мирового класса не рождаются в России! Разве что за редчайшим исключением, которое лишь подтверждает правило.  Для того, чтобы изменить эту ситуацию, нужно внедрить новую управленческую модель!

Поэтому, Елена Владимировна Петушкова и заговорила в свое время о создании сильной общественной организации, которая объединит спортивное, рысистое и скаковое коневодство, а также сами бега и скачки с олимпийскими дисциплинами конного спорта – выездкой, конкуром и троеборьем. Легендарная олимпийская чемпионка и чемпионка мира хотела, чтобы наша отрасль стала взрослой, самостоятельной и финансово независимой. А для этого предполагалось создать систему национального тотализатора и 1% от его оборота перечислять на развитие конного спорта. Это немало, учитывая, что годовой оборот национального тотализатора в тех странах, которые относятся к этому вопросу, серьезно составляет десятки миллиардов евро.

Вита с Гордеевым

Алексей Васильевич Гордеев, руководивший тогда Минсельхозом, поверил в нашу идею и предложил мне возглавить «Национальный коневодческий союз» в качестве генерального директора. Начать работу мы планировали с консолидации бегов и скачек. Кстати, тот факт, что у меня нет ни рысистых, ни скаковых лошадей, предполагал более высокий уровень объективности. Это соответствовало моим планам — внести посильный вклад в развитие отрасли! Кроме того, я всегда была убеждена в том, что если мы начнем манипулировать ситуацией в угоду отдельным субъектам российского коневодства, а не думать о создании эффективной системы управления им, мы не добьемся прогресса! История, описанная Крыловым в басне «Лебедь, рак и щука» была бы обречена на бесконечное повторение, на один сплошной и беспросветный «День Сурка».

Большой скандал на коммунальной кухне
- Какие задачи Вам реально приходилось решать в процессе руководства организацией? 

- Поскольку раньше я не имела никакого отношения к скачкам и бегам, мне пришлось много заниматься самообразованием в этой области. Когда я впервые пришла на скаковую «записку», то была очень удивлена. До этого я читала и была убеждена, что этот процесс должен быть строгим образом организован. Заявки подаются тайно, и никто не знает, кто, какую лошадь и в какую скачку заявил. Зрелище, представшее передо мной, выглядело совершенно иначе. Состав каждой скачки формировался по принципу, кто с кем хочет скакать, а кто нет. На мой вопрос, почему «записка» проходит именно так, мне ответили, что так было всегда, и эти люди иначе не умеют. Тогда у меня возникла идея поговорить с тренерами.

Я назначила им встречу, пригласив всех в «PRADAR», где к тому времени «поселился» офис исполнительной дирекции НКС и сказала: «Послушайте, цели и задачи у нас общие! Поэтому я предлагаю поступить так: если кто-то из вас категорически не желает двигаться вперед, прошу прямо сейчас, не откладывая, подняться с места и выйти. А тех, кто хочет работать по-новому, я попрошу остаться, и давайте будем работать вместе!». Никто не вышел. Ни один человек!

И мы договорились, что шаг за шагом, постепенно, мы начинаем внедрять те принципы, без которых наши скачки не смогут быть интегрированы в международную систему. Первая реформа коснулась простого: «записки». Стали делать ее по международным правилам. Завертелась большая работа! Мы взялись за внедрение электронной «записки», обсуждать и прорабатывать новые скаковые Правила. Наши встречи с тренерами по понедельникам стали традиционными. На них мы обсуждали как текущие вопросы, так и стратегические планы.

Зеленин и В.С.Козлова

Отрабатывать все процессы мы решили в рамках пилотного проекта под названием «Russian Breeders Cup» («Кубок Коннозаводчиков») на Центральном Московском ипподроме. Это был первый шаг к интеграции в международную систему, поскольку принцип и последовательность розыгрыша традиционных призов соответствовали мировой практике. Тогда же мы взяли на себя ведение племенной книги лошадей чистокровной верховой породы. У нас в активе появилось программное обеспечение, необходимое для регистрации субъектов скакового коннозаводства. Это было очень сложно начать, себестоимость работы была высокой!  Профессионалы отрасли были недовольны. Но я понимала сама, и старалась объяснить всем, что это только начало, и со временем цена паспорта лошади снизится. Мы принялись создавать базу данных не только по лошадям, но и по коневладельцам, тренерам и жокеям. У нас была действующая исполнительная дирекция, свой печатный орган – газета «Национальное коневодство и конный спорт».  И, наконец, действующая лицензия на деятельность по организации тотализатора!  Активов было очень много, в том числе Правила, полностью соответствующие международным! Их официальная легитимизация позволила бы реально начать интеграцию российских скачек в международную систему. Для помощи в написании новой редакции Правил был приглашен известный специалист из Германии Фрэнк Жуаё, его рекомендации были услышаны и приняты скаковым сообществом.

Владельцы скаковых лошадей нас поддержали! С рысистым направлением дело обстояло иначе. Там, на мой взгляд, царил абсолютный застой, и любое движение вперед не приветствовалось. Представители бегового сообщества выдумывали ограничения для вводимых новшеств, дав понять, что далеко не каждое изменение в существующих правилах они готовы принять! Тем не менее, промежуточный проект Правил для рысистых испытаний тоже появился. И наступил момент, когда нужно было двигаться дальше…

А дальнейшие планы были связаны с использованием лицензии. Мы взяли курс на интеграцию в мировую индустрию тотализатора, были заключены предварительные договора на приобретение соответствующего оборудования.

Вот тут-то и разразился «большой скандал на коммунальной кухне». А произошло это по той простой причине, что у членов Совета директоров Национального коневодческого союза были разные мнения о путях развитии этого проекта. Каждый по-своему представлял себе процесс создания национального конного тотализатора. И, разумеется, все упиралось в финансирование. Никто не хотел инвестировать больше того, что уже было сделано.

- В составе совета директоров НКС были одни коневладельцы. Несложно догадаться, что по отношению друг другу они представляли собой «конкурирующие фирмы». Может быть, поэтому они и не смогли договориться?

В.С.Козлова общается с коневладельцами на скачках

- Для реализации любых целей, задач и планов необходимы материальные средства, а систему самофинансирования (национальный тотализатор) мы еще не успели создать. Выход был один: объединить собственные финансовые средства. Самые обеспеченные люди в скаковом сообществе — это коневладельцы. Предполагалось, что они заинтересованы в развитии рысистого и скакового коннозаводства, и, соответственно, готовы инвестировать. Очевидно, что проще собрать десять достаточно состоятельных людей, чем изыскивать средства, собирая с «миру по нитке». На самом деле кроме тех, кто вошел в первый Совет директоров, помогать нам никто не собирался. Даже когда зашла речь о годовой подписке на нашу газету, ни один человек не подал заявку. А стоимость ее была смешной — около 1000 рублей. Но все предпочитали получать ее бесплатно. И мы делали рассылку на деньги тех самых крупных коневладельцев. Прочие субъекты чистокровного коннозаводства не считали нужным вносить даже самую минимальную лепту. В такой ситуации,  крупные коневладельцы постепенно получили контроль над процессом

- А почему Вам не пришло в голову создать Фонд? 

- У нас по сути и был «фонд». НКС – это некоммерческая организация. Союз имел право принимать любые пожертвования, но их не было. Возможно, их нужно было просить, но просить я не умею… Меня пригласили управлять организацией, работать над созданием в стране национального конного тотализатора, интегрированного в международную систему, повышая, таким образом, инвестиционную привлекательность отрасли. На это требовалось время… А также терпение и поддержка!

- А проблемы нефинансового характера у вас были?

- Мы реально многое сделали: даже умудрились внести изменения в Федеральный закон ФЗ-244, которые снова позволилиинтервью на скачках государственным ипподромам принимать ставки; получили лицензию на право организации тотализатора, провели успешные переговоры с зарубежными операторами о перспективах трансляции российских бегов и скачек и включении их в международную систему игры. Но пока мы оставались в подчинении у Минсельхоза, новые Правила не могли быть зарегистрированы в Минюсте РФ в том виде, в каком требует IFHA..

Тогда я предложила федерации конного спорта признать бега и скачки неолимпийскими видами конного спорта. И тогда мы могли бы работать под эгидой федерации – ведь, согласно федеральному закону «О физической культуре и спорте» всероссийские спортивные федерации могут  САМОСТОЯТЕЛЬНО разрабатывать и принимать Регламенты! Необходимость утверждать правила в Министерстве юстиции отпала бы! Кроме того, чтобы НКС мог полноценно работать над созданием национального тотализатора и иметь возможность руководить всеми процессами в коневодстве, нам нужен был специальный закон. И мы начали работать над его созданием. Но у нас не было опыта такой работы, поэтому мы не смогли преодолеть многочисленные юридические и политические препоны, выросшие на нашем пути… Сейчас я понимаю, что само название закона стоило сформулировать по-другому, допустим: «Закон о создании конноспортивной индустрии в России». В таком виде у него было гораздо больше шансов оказаться принятым. Но тогда нам этого никто не подсказал. Мы двигались вперед, через буреломы мелкими шажками «на ощупь», к сожалению, учась на собственных ошибках…

- Какие силы могли бы вывести отечественное призовое коневодство на более высокий уровень? 

- Во всем мире отраслью коневодства управляют коннозаводчики. Поэтому, я полагала, что именно они и заинтересованы в развитии коневодства в первую очередь.  Ведь если рассматривать коннозаводство как бизнес, то его успешность зависит от уровня развития его инфраструктуры, и основным продуктом является не собственно ЛОШАДЬ, а ее ПРИЗОВОЙ ПОТЕНЦИАЛ (шанс на выигрыш), то есть РЕЗУЛЬТАТ!!! Именно работа над созданием такого рынка и должна, по моему мнению, представлять общий интерес. Именно эта цель и должна была всех объединить! Но наши коневладельцы тогда (да и сейчас),  еще не созрели для понимания всего этого. Почему-то. Каждый жил и продолжает жить своей жизнью, своими частными интересами.  Естественно, я старалась опираться на мнения профессиональных специалистов коневодства. Но для работы организации нужны были средства. А они были только у коневладельцев… Круг замкнулся.

- Когда начались сложности, приведшие к конфликту в Совете директоров, в чем заключалась их причина?  

- Сначала появилась своего рода ревность в распределении полномочий! Первый «звоночек» прозвенел после того, как директор Центрального Московского ипподрома (член Совета директоров по должности) заявил, что не потерпит «двух хозяек на одной кухне»! В результате Скаковое общество, попытались ограничить в вопросах проведения скачек. Это противоречило цивилизованным представлениям о распределении обязанностей между ипподромом и скаковым обществом. Во всем мире организацией и проведением скачек занимаются жокей-клубы! А ипподромы осуществляют сервисно-технологическое обеспечение процесса! Если провести аналогию с футболом, то организатором матча, например, между командами «Спартак» и «Зенит» не может являться стадион «Открытие», а исключительно Российский футбольный союз!!!  Абсолютно недопустимо, чтобы ипподром объединял в себе все три института: законодательный, исполнительный и институт Президента!!! В этом случае достоверность и объективность его мероприятий будет ровна нулю! И зритель это почувствует. Со всеми вытекающими последствиями!

Второй проблемой был все тот же пресловутый финансовый вопрос. Нашей конечной целью было создание системы национального тотализатора, которая бы приносила доход и позволяла бы не только содержать общественную организацию, но и поддерживать коневодство страны! В одночасье реализовать такую масштабную задачу — невозможно, а терпения и понимания не хватало.

«… А воз и ныне там»

  Что в итоге послужило причиной Вашего ухода с поста генерального директора НКС?

- В связи с нехваткой ресурсов для дальнейшего развития проекта создания в России системы национального тотализатора, встал разговор со спонсоромвопрос о продаже главного актива НКС – лицензии на тотализатор. Я, как директор, предложила продать управляющую компанию НКС (держателя лицензии на организацию и проведение тотализатора) одной из крупнейших в России корпораций, которая в тот момент рассматривала возможность инвестировать в игровой бизнес. Я полагала, что, раз уж мы не можем сами финансировать процесс создания национального тотализатора и использовать нашу лицензию — продадим ее тому, кто сможет осуществить этот проект. И, соответственно, согласится работать в партнерстве с НКС, потому что организацией и проведением бегов и скачек по-прежнему будет управлять Национальный Коневодческий союз!

 Кроме того, на ближайшем Совете директоров я намеревалась поставить на голосование еще один очень важный вопрос: о приобретении Национальным Коневодческим союзом статуса саморегулируемой организации(СРО). Я понимала, что без этого двигаться дальше мы не сможем — ввиду планируемых законодательных изменений.

Накануне заседания мы встретились с некоторыми членами Совета директоров, я изложила все свои аргументы в пользу этих двух предложений, объяснила, почему считаю необходимым продать лицензию, что мы сможем работать с новым владельцем как партнеры, постаралась донести до всех важность обретения статуса саморегулируемой организации. Надеялась, что люди услышали меня и поняли. Но на следующий день с перевесом в один голос члены Совета директоров проголосовали против предложений исполнительной дирекции. Никаких альтернатив этому предложению они не выдвинули, никаких других выходов из создавшейся ситуации не предложили.

После этого я решила, что, если моя стратегия управления организацией не находит понимания и поддержки – я ухожу с поста директора. Что я и сделала. Вместо меня был избран Евгений Капушев. Я передала ему дела и объявила сотрудникам о его новом статусе. Каким образом осуществлялось дальнейшее руководство Национальным Коневодческим Союзом и Скаковым Обществом я не знаю, и поэтому не могу комментировать. Но, судя по тому, «что воз и ныне там» — сделать выводы несложно…

Стоит отметить, что позже у управляющей компании Национального коневодческого союза все-таки сменился собственник — НКС больше не контролирует этот актив… Вот только никакой выгоды от этой сделки российское коневодство не получило.

- А как Вы считаете, реально ли было тогда создать работающий национальный тотализатор?

- Абсолютно реально. Мы сделали 90% того, что нужно было сделать для запуска проекта! Нам остро не хватало денег и времени. И цена вопроса на самом деле была не столь велика. Сумма, которую надо было заплатить, не выглядела пугающей. Конфликт оказался скорее принципиальным: кому выпадет честь всем этим «рулить», и по какому пути идти. Главное – многие не хотели, чтобы ОБЩЕСТВЕННАЯ организация управляла организацией и проведением бегов и скачек в России!

Позже мы с бывшими сотрудниками исполнительной дирекции НКС предлагали использовать наши наработки, но ими никто не заинтересовался…Сейчас к управлению коневодством пришли новые люди, и работают в соответствии со своим пониманием «добра и зла». Хорошо ли, плохо ли – время покажет.

Вопросы задавала Елена Стольная. В Интервью использованы фото из личного архива В.С.Козловой.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

16 комментариев к записи “Интервью В.С.Козловой”

  1. Olga:

    Было бы интересно узнать мнения других людей, работавших в НКС, входивших в совет директоров. Один человек всегда будет субъективен в своих суждениях.

  2. Gasilin:

    Я так понял, что для Виты Козловой всегда главной в жизни была выездка. Естественно, со скачками у нее возникли проблемы. Она не «поварилась» в скаковой среде. Вела дело со случайными людьми. Не чувствовала ситуацию в скаковом сообществе. Хотя, при всем этом, многое оценивает верно. В частности менталитет коневладельцев.

  3. Viktorija:

    Ярковыраженный гламурный имидж Виты Козловой мог помешать ей довести это дело до конца. Ее деловыми партнерами были в основном мужчины 50+, а они не доверяют гламурным красавицами в деловых вопросах. Хотя любят появляться с ними на публике и делать комплименты.

  4. Baron:

    В.С.Козлова пишет, что надо было призовому и спортивному коневодству выйти из Министерства с-х, но чиновники везде одинаковые, а совсем без подчинения не получится. Она сама же пишет, как Селезнев — глава ФКС завалил чемпионат по выездке, и сама же призывает вступить в федерацию конного спорта вместо МСХ. Тут нужен противовес чиновникам — общественный совет, состоящий из профессионалов, понимающих что к чему и коневладельцев, способных поддержать деньгами не собственный интерес, а само развитие коневодства в нужном направлении.

  5. Татьяна Лаптева:

    Идея создания НКС была очень хорошая,правильная и нужная.Но как всегда пошло по принципу:»Хотели как лучше-получилось как всегда».Интеграция в мировую систему это не копирование призов и названий,а получилось именно так.Что значит застой в рысистом коневодстве? Содружество уже не просто существует,а работает и приносит большую пользу больше 10 лет.И наверное,нет не наверное,а точно- Алла Михайловна со своей командой знает что надо сделать и делать для развития рысистого спорта.Быть владельцем конно-спортивного клуба и возглавлять коневодство огромной страны совершенно разные вещи.Во втором случае надо мыслить масштабно,охватывая очень многие вопросы.А у Виты масштабно мыслить не получилось,всё замкнулось на «шляпках».

  6. VasilyМ:

    Скажу несколько слов, как человек работающий в команде НКС.
    Вита Святославовна была в НКС локомотивом, который своим умом,порядочностью и работоспособностью заряжала весь коллектив. Ее незаурядная способность правильно формулировать и использовать наш профессиональный опыт позволили команде НКС выработать стратегию и тактику развития коневодческой индустрии РФ. Мы не изобретали велосипед, мы использовали мировой опыт. Мы сильно продвинулись и точно знали что надо делать завтра, а что послезавтра. Сегодняшнее руководство отраслью еще не скоро приблизится к тем наработкам,какие сделал НКС. Надо отдать должное, вся команда работала хорошо и слаженно, решения принимались выверено и только в результате длительных обсуждений. За время работы в НКС и последующего проекта, развития Национального конного тотализатора, Вита превратилась, пожалуй, в самого квалифицированного специалиста коневодства, который до конца разобрался с проблемами отрасли. Я думаю, что второго такого в России нет!
    Труднее было работать с Советом директоров. Там преследовались либо личные, либо корпоративные интересы. Мало кого в Совете директоров интересовал вопрос развития коневодства.

  7. Елена Стольная:

    Не могу согласиться, что все замкнулось на шляпках. Как раз задача НКС была сверхмасштабная — создание национального тотализатора и интеграция его в международную систему. Может быть именно поэтому и не удалось воплотить в жизнь этот проект.

  8. admin:

    Главный парадокс в том и состоит, что абсолютное большинство российских владельцев лошадей совершенно не интересует вопрос развития коневодства в стране. Им совершенно наплевать на судьбу отрасли, на ее будущее. Они живут только своими частными интересами. Поэтому, создавая скаковую общественную организацию, на них рассчитывать нельзя. В этом и основная проблема.

  9. Татьяна Лаптева:

    Очень много коневладельцев,а тем более коннозаводчиков,как раз очень хотят развития и им не наплевать на судьбу отрасли.Просто делают что могут и умеют каждый на своём месте.Не каждый может» просмотреть» будущее в глобальном масштабе.А зачем тогда скаковая организация если она ни на кого не может расчитывать?Коневладельцы преследуют личные интересы,чиновники шкурные,зрителям вообще по фиг-не понравилось на ипподроме,пошли в парк культуры и отдыха.Если так рассуждать и думать,то вообще нет смысла «париться»:пусть всё будет как есть.
    «Шляпки» написаны в кавычках.Как раз шляпки (без кавычек) ,культура проведения мероприятий и пунк в правилах о д-коде мне очень нравились,если можно так выразиться.А вот глобальные перемены и грандиозные планы требующие больших вложений,с 30%(примерно) перспективой их получения выглядели помпезно,но не реально.Примерно как заложить фундамент под трёхэтажный дом,имея из строительных материалов кучку глины,1000 кирпичей и шифер,снятый со старой избушки.Вот так выглядел НКС.Мы,кстати,тоже заключали договора с НКС на паспортизацию лошадей,но только благодаря Сулейманову О.И.и «воздержались» от оплаты.Подождали когда ВНИИК с НКС разберуться в этом вопросе.А ведь многие не ждали,платили,остались без паспортов и денег.Потом делали заново.Я бы тоже хвалила сейчас Виту,закрой она все проблемные вопросы,а не так:»Да и пошли вы все убогие и тупые не желающие интегрироваться».Денег потратили гораздо больше чем принесли пользы.

  10. Андрей:

    Замысел НКС был создать Национальный конный тотализатор. НКС планировал объединить, и за счет тотализатора финансировать «все классические дисциплины конного спорта, а также бега, скачки и спортивное коневодство».
    Закономерный вопрос: «почему деньги заработанные на тотализаторе, при проведении бегов и скачек, должны пойти на финансирование в т.ч. конного СПОРТА (выездка, конкур, троеборье)»? Конный спорт, во всех развитых странах, финансируется из других источников.

  11. Gvidon:

    По моему мнению стратегия выбрана верно — развитие тотализатора, который сможет приносить реальный доход и поддерживать коннозаводство. Но не думаю, что призовое коневодство должно кормить спорт. Там должна быть своя методика получения дохода. В конце концов есть же ставки на спорт и спортивный тотализатор. Вот и пусть делают ставки на конкур, выездку, троеборье, пусть раскручивают это направление, кому надо, и получают прибыль. А скачки это скачки, и бега это бега. И начинать нужно было совсем с другого. Привлечение новых владельцев. Увеличение количества скаковых лошадей. Наведение порядка стачала отдельно на каждом ипподроме, а потом уже их объединять.Найти источник для увеличения призовых.

  12. admin:

    Спасибо за содержательный комментарий. С этими доводами трудно не согласиться. Но не ошибается только тот, кто ничего не делает. Вита Святославовна пыталась реализовать общественно-полезный проект. Она сложила полномочия 5 лет назад. И до сих пор не нашелся человек или группа людей, которые проанализировав деятельность НКС пошли бы дальше.

  13. Наталия:

    Чисто психологическая ошибка госпожи Козловой была в том, что она не учла менталитет среднестатистического человека. Люди боятся резких перемен. Особенно когда они непрерывно следуют одна за другой. Коневладельцы интуитивно начали сопротивляться такому ходу событий. Нужно было подводить людей к кардинальным решениям медленно и постепенно.

  14. Андрей:

    Дальше, уважаемый admin, пошла компания «Газпром». На её деньги уже полтора года существует телеканал «Конный мир», ведутся трансляции бегов и скачек из Франции, в России принимаются ставки в тотализатор PMU с возможностью выиграть несколько миллионов евро…
    Многое что делается. Жаль только, что медленно и не всегда толково.

  15. Игорь К.:

    Да согласен. Газпром много делает для развития скачек и бегов в России. Также согласен и с тем, что дело идет медленно и не всегда толково. И вот почему. Газпром — понятие размытое. Это огромная компания. А кто там рулит делами ипподрома никто не знает. Это видимо большой секрет. Пытались люди выяснить — глухо. Очень многое делается непрофессионально, потому что профессионалов настоящих на пушечный выстрел не подпускают к руководству. В.С.Козлова тоже не сразу обратилась к настоящим профессионалам. А с самого начала окружила себя не теми людьми. Не на тех ставку сделала. Вот и результат. В этом плане Газпром в точности повторяет ее ошибку. И чем скорее исправит ее, тем быстрее и толковее пойдет дело.

  16. МП:

    Прочитал. Не удивлен. Был на презентации НКС в МСХ. Сделали на хорошем постсоветском уровне. По моим представлениям ключевым было выступление Н. Самоволова, прозвучавшее из зала. Скорее даже это была реплика и касалась размера взноса в НКС. Звучавшие с трибуны выступления не вселили в меня оптимизма, поскольку благие пожелания не подтверждались анализом ситуации в российском коневодстве. Для меня неоспорим канон-»коневодства нет без коннозаводства». Но в звучавших прогнозах и планах НКС о коннозаводстве речи по сути не было. Априори тото заработает при наличии количества скачущих и бегущих лошадей и количества регулярно делающих ставки людей. Для сведущих людей это безусловно не новость. Но без необходимыых вышеуказанных количеств ничего не получится. А с количествами проблемы. Посещаемость ипподромов за достаточно редким исключением не велика и кроме того абсолютно правильно, что человек не посетивший ипподром на 99, 9% не будет регулярно делать ставки по интернету или где то вне ипподрома. Из достижений однозначно и весомо открытие канала Конный Мир. Перефразируя изречение Великого химика «рысачники стали прирастать Сибирью», причем очень результативно, к тому же простимулировали развитие ипподромных скачек за Уралом.


Thanx: Teplo-kraft